Шерше ля фам

Зачем раскачивать тему с кандидатами-женщинами?

22 марта 2023

Не хотелось бы, чтобы выборы губернатора Нижегородской области в 2023 году были превращены в фарс. Для того, чтобы был фарс, создаются для начала некие мифы, например, о “женской квоте” среди кандидатов в главы региона. Потом под это интриганы начинают продвигать кого-то в участники выборной кампании. В итоге может получиться фарс вместо выборов, а московские аналитики еще и поднимут регион на смех.

В тяжелых условиях Гриневич управляет отделением. “Горошину” перебросили в Воронеж, но опять неспокойно.

“Женская квота” на губернаторских выборах – это выдумка отдельных политологов. Давайте обратимся к выборам губернаторов, которые проходили в 2022 году. Как известно, прямые выборы глав проходили в 14 субъектах Федерации. Женщин-кандидатов не было в 9 регионах, по одной женщине было в числе участников выборов в 4 регионах и в Марий Эл – две женщины. Остальные 2/3 регионов как-то обошлись без “женской квоты”, не считая ее обязательной частью выборной программы. Нет такой традиции и в Нижегородской области. В 2014 году в выборах губернатора у нас участвовало 7 кандидатов, но среди них не нашлось ни одной женщины. И никто не считал такие выборы ущербными. В 2018 году среди кандидатов в губернаторы Нижегородской области была Галина Клочкова от “Справедливой России”, но решение это было ситуационным: лидер НРО СР Александр Бочкарев тогда находился под следствием, и ему было не до губернаторских выборов.

Почему разговоры о “женской квоте” в ходу в Нижнем Новгороде? Недоброжелатели председателя НРО СРЗП Татьяны Гриневич понимают, что ее шансы участия в губернаторских выборах 2023 года далеко не нулевые. Им удобно объяснять это именно “женским фактором”. Мол, есть такая сложившаяся исторически традиция, что среди кандидатов должна быть женщина. Так бы Гриневич и близко не было к списку кандидатов, но от “квотирования” никуда не уйдешь. На самом деле, все эти квоты – глубоко неправильная вещь. И, как мы видим, в большинстве регионов их не собираются придерживаться. Есть региональные отделения политических партий, а у них федеральное руководство. Как и кто им навяжет “женские квоты” или какие-то иные? Какую-то разнарядку по регионам партиям рассылают с указанием у кого должны быть кандидатами женщины? Откуда этот бред взялся, непонятно. Достаточно посмотреть статистику выборов за год-два, чтобы убедиться, что это все не имеет никакого отношения к действительности.

Все это действия местных интриганов и связанных с ними блогеров. Вот есть в НРО СРЗП председатель Татьяна Гриневич. Она потенциальный кандидат по выдуманной “женской квоте”, а не по должности и депутатству в ЗСНО, как есть на самом деле. Гриневич кому-то стоит поперек горла. Такое бывает, в политике это нормально. И ей на замену устраивают встречный “шерше ля фам”. А вот, дескать, на выборах губернатора Нижегородской области в 2018 году от той же партии участвовала Галина Клочкова. Ковыряя в носу пишут, что в НРО СРЗП идут разговоры о том, что Клочкова в силу опыта участия в губернаторских кампаниях может вновь поучаствовать в выборах главы Нижегородской области. А ничего, что она уже вышла из партии, не участвует в политической деятельности, второй год как не депутат ЗСНО? Зато она по “женской квоте” просто необходима. И других вариантов кроме нее нет, чтобы всех выручить, в том числе действующего губернатора Глеба Никитина, легитимность которого без участия женщины в выборной кампании окажется под сомнением. И вот эта чушь собачья подается, как слухи в реготделении партии.

Председатель НРО СРЗП Татьяна Гриневич не знает о подобных разговорах за ее спиной в Нижегородском региональном отделении партии. Галина Клочкова тоже первый раз об этом слышит. В московском офисе партии в недоумении: там только что предложили Гриневич еще на 2 года председателем НРО. Сделано это в год губернаторских выборов в Нижегородской области, явно под эти выборы с учетом сложившейся практики, что штатным кандидатом в губернаторы является председатель регионального отделения. А если председатель не может по каким-то причинам, то обязательно действующий депутат, а не человек с улицы без партийного билета, пусть и с опытом. Тем не менее, сейчас Клочкова в фантазийном шорт-листе кандидатов от СРЗП. Чудеса!

В 2018 году его соперниками и.о. губернатора Глеба Никитина были Владислав Егоров от КПРФ, Александр Курдюмов от ЛДПР, Галина Клочкова от СР и Александр Быков от ПП. Ему говорят, что вновь его соперниками станут Егоров, Клочкова, которую вынули из политического склепа специально, Быков, но вот, к сожалению, Курдюмова, работающего в ЦИК, пришлось заменить Владиславом Атмаховым. Понравится ли Никитину такое “повторение – мать ученья”? Представляю, как столичные политологи станут иронизировать над губернатором и Нижним Новгородом, что выборы 2023 года – практически копия выборов 2018 года. Мы не хотим повторения “кино” 2018 года, хотим посмотреть “новое кино”. Повторение – это реальный фарс.

Понятно, что партии сами решают, кого выдвигать кандидатами. Делается это обычно по определенным правилам в последние годы. Это обычно председатель НРО или действующий депутат. Если соперниками Никитина станут председатели НРО партий, то нет вопросов, какие бы ни были у них фамилии. Но Клочкова не проходит по этим критериям, она вообще ушла с радаров. А на выборах 2018 года она заняла только 4 место, не выполнив задачу опередить кандидата от ЛДПР. Нам объясняют, что три составные части СРЗП договорились о “нейтральном” кандидате в губернаторе, чтобы никому бонусы не достались. Поэтому, Клочкова – подходящий кандидат. Это удивительный бред. Кто это придумал? Внутрипартийное уничтожение НРО СРЗП типа продолжается теперь уже под кураторством председателя партии Сергея Миронова? Партия сама хочет занять последнее место на губернаторских выборах 2023 года, а выборная кампания станет фарсовой.

Предыдущая статья: Следующая статья:
zanoza-nn.org © 2024 ·   Войти   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх