Тёпленькая пошла – 2

Продолжаем изучать нижегородский рынок тепла

29 сентября 2021

За спорами о причинах низкого качества горячей воды в заречной части Нижнего Новгорода, вместо совместных действий ПАО “Т Плюс” и муниципалитета по устранению проблемы, можно обнаружить новую попытку команды олигарха Виктора Вексельберга поднять тему концессионного соглашения по обеспечению теплом и горячей водой Сормовского, Канавинского и Московского районов Нижнего Новгорода. Это подходы к тому, чтобы продавить невыгодный для Нижнего Новгорода и его жителей вариант решения теплоэнергетического вопроса.

В 2016 – 2017 годах руководитель нижегородского филиала ПАО “Т Плюс” Александр Фролов очень энергично оседлал тему концессионного соглашения по трем районам Нижнего Новгорода. Напомню некоторые его высказывания: “Концессия для исключения любого перепродавца тепловой энергии и работать непосредственно с потребителями. Третьего звена между нами и нашими потребителями быть не должно. Дополнительную маржу мы вложим в тепловые сети. Наши главные задачи – исключить наличие котельных и обеспечить отпуск тепла за счет когенерации. По Сормовской ТЭЦ никто не отменял задачу выхода на конечного потребителя”. Это означает, что “Т Плюс” хотели исключить муниципалитет, как якобы ненужного посредника. Господин Фролов в своих филиппиках тогда доходил до того, что, мол, в Кстовском районе и Дзержинске все устроено правильно, там его компания работает с тысячами конечных потребителей, а в Нижнем Новгороде все неправильно, потому что у “Т Плюс” здесь один потребитель – муниципалитет. Мол, а вдруг муниципальное предприятие обанкротится? Кто будет платить поставщику тепла? Дескать, такое уже было в некоторых городах. И вообще, школам и детским садикам выгоднее за ГВС и отопление платить меньше, а это может им обеспечить ПАО “Т Плюс”.

На самом деле, все тут не так просто. В свое время нижегородская журналистка Ирина Славина провела детальные подсчеты того, как Дзержинск потерял сотни миллионов рублей, заключив концессионное соглашение с “Т Плюс”. Она поясняла, что для инвестора концессия – это прекрасная вещь: способ сэкономить, выплачивая вместо арендной платы более низкие комиссионные платежи. А если экономить еще и на инвестициях, то вообще это дело прибыльное. Дзержинск при этом теряет большие бюджетные доходы, которые должен восполнить областной бюджет. Славина тогда растолковала все правильно. А я бы добавил следующее. Все эти обещания вложить много миллиардов лишь на первый взгляд кажутся серьезными и неподъемными для муниципалитета. Но когда срок концессии 30 лет, а инвестиции составляют 6 миллиардов рублей, то это “ни о чем”. Такую сумму за 30 лет вытянуло бы там и муниципальное теплоэнергетическое предприятие. В Нижнем Новгороде АО “Теплоэнерго” более 1 млрд рублей в год вкладывает в обновление тепловых сетей, хотя не обладает финансовой мощью ПАО “Т Плюс”.

Снижения тарифов от “Т Плюс” тоже ждать не приходится. Хотя действительно экономика поставок тепла от ТЭЦ намного лучше, чем от котельных. Зачем ПАО снижать тариф, который уже есть? Нет никакого смысла. И никто этого делать не станет, заняв на рынке данной услуги монопольное положение. Они могут, скорее, обещать “заморозку” тарифа или его рост не выше инфляции. Но и тут не факт, что все это выполнят, когда можно увеличивать на процент инфляции. Еще один важный момент. Мало, кто обращает внимание на то, как частные инвесторы много говорят о задолженностях потребителей, о взыскании долгов разными способами. Муниципалитет никогда за долги не станет отключать от теплоснабжения бюджетные учреждения, школы и детские садики. Это, кстати, обычная история. А частник – может и будет отключать. И, может быть, самое главное. Инвестор сам декларирует, что будет инвестировать средства не из своего кармана, а из платежей потребителей. Надо понять простую вещь. Никто не станет вынимать миллиарды из своего кармана ради потребителей из Нижнего Новгорода, Дзержинска и Кстовского района. Структуре Вексельберга нужна прибыль от деятельности ПАО “Т Плюс”. Будут забирать деньги из карманов нижегородцев, дзержинцев и кстовчан. А муниципалитет не ставит своей целью заработать прибыль. Поэтому, более высокая эффективность ТЭЦ перед котельными уходит в прибыль олигарху. Маржа у ПАО больше. А конечный потребитель не увидит разницы между частником и муниципалитетом по тарифам. Другое дело, что на муниципальное предприятие власть и жители могут влиять, а частник сам будет влиять на власть и жителей. Вплоть до того, что может поставить в муниципалитете свою власть. Поэтому, при прочих равных в теплоэнергетике муниципалитет лучше частника для населения.

С моей точки зрения, ПАО “Т Плюс” в последние годы сменил тактику для выхода на концессионное соглашение. Сначала хотели взять нахрапом. Тем более, что губернатор Валерий Шанцев, заместитель губернатора по ТЭК и ЖКХ Александр Байер, министерство ТЭК и ЖКХ благоволили к Виктору Вексельбергу, у которого в Нижегородской области есть и другие крупные бизнес-проекты. Например, нижегородский аэропорт. В итоге, концессия была заключена по Кстовскому району и по Дзержинску. Интересно, что тогда главой администрации Дзержинска был бывший заместитель министра ТЭК и ЖКХ Виктор Нестеров, а сейчас главой Кстовского района стал экс-министр ТЭК и ЖКХ Андрей Чертков. Такое впечатление, что в ПАО “Т Плюс” пытаются заключать соглашения там, где есть их человек, или лоббируют своих людей туда, где они уже работают.

fingerlitleТогда в 2016 – 2018 годах выйти на концессию в Нижнем Новгороде не удалось. Фролов из нижегородского филиала ПАО более резонансных речей не произносил. Видимо, взяли другую, более осторожную линию. Какую? Наладить “конструктивное сотрудничество” с муниципалитетом и помаленьку отгрызать одну котельную за другой, переключая их на Сормовскую ТЭЦ. В один год пять котельных, потом еще две. Лет через пять окажется, что от муниципальной теплоэнергетики остались только рожки да ножки.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

Предыдущая статья: Следующая статья:
zanoza-nn.org © 2023 ·   Войти   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх