Не из середины

Нижегородская область - далеко не средний регион

17 июня 2024

Очень раздражает, когда говорят, что Нижегородская область голосует, как средняя Россия. Думаю, что уже и не вспомнить, кто произнес эту глупость, видимо, в период упадка Нижнего Новгорода, но она прилипла. Это очень удобно, не надо думать, всегда готов ответ на любой вопрос о Нижегородской области “Мы в середине”. И слова “Нижегородская область – это 100% настоящая Россия” вовсе не следует понимать, что это типичный, усредненный российский регион. По мне, главная задача власти сделать так, чтобы мы были подальше от середины и в лидерах.

Если говорить об экономике, то достаточно вспомнить, что Горький был закрытым городом. Не так много областных центров в статусе закрытых городов было в СССР. Это накладывало отпечаток и на менталитет горьковчан. Если говорить о новейшей истории Нижегородской области, то она очень оригинальная и совсем не “средняя”.

Первый губернатор Нижегородской области Борис Немцов пришел в политику с улицы, а из глав региона оказался вице-премьером в Москве. В этом его двойственность, которая потом проявлялась и в его оппозиционной деятельности: он участвовал в уличных акциях и в то же время контактировал с Администрацией Президента.
После Бориса Немцова губернатором стал Иван Скляров – довольно консервативный крепкий хозяйственник. И это после того, как Нижегородская область была несколько лет “столицей реформ”. По сути, это был откат назад, в чем-то номенклатурный реванш, на который население отреагировало остро.
Проголосовав сначала за “рвущийся во власть криминал” в лице Андрея Климентьева, а потом за бывшего первого секретаря Горьковского обкома КПСС Геннадия Ходырева.
Думаю, что это было явление не для средних умов. Власть бросила тушить пожар Юрия Лебедева, популиста экстра-класса. И это дало эффект, но временный. Более того, он пошел против Москвы, например, в вопросе альтернативной воинской службы.

В 1998 году, весной, на выборах мэра Нижнего Новгорода победу одержал авторитетный бизнесмен Андрей Климентьев. Это далеко не средний факт. Нижегородцы тогда так убедительно показали, что с их мнением нужно считаться, что сюда быстро прибыло руководство Администрации Президента. Был такой Евгений Савостьянов, сейчас, кстати, в эмиграции, в несистемной оппозиции. Он и так и сяк пытался объяснить, что Климентьева надо из мэров убрать. Как сейчас помню, что тогда прозвучала формула: у нижегородской элиты оказалась “медвежья болезнь”.
В 2001 году избиратели Нижегородской области проголосовали не за действующего губернатора Ивана Склярова, а за коммуниста Геннадия Ходырева.
В 2002 году на прямых выборах мэра Нижнего Новгорода депутат Госдумы Вадим Булавинов пусть и скандально, но побеждает действующего мэра-популиста Юрия Лебедева. Уверен, что “тефлон” Булавинова объясняется не столько тем, что он зимой снег в разы лучше Лебедева убирал, сколько тем, что это были последние настоящие выборы в Нижнем Новгороде. По сути люди снесли областную и городскую власть в 2001 – 2002 годах. Наверное, в нескольких городах России такое было, но это точно не среднее явление.

С тех пор прошло больше двадцати лет. Склярова нет в живых, Ходырев живет в Москве, Булавинов и Лебедев скоро уйдут из публичной политики, Климентьев еще несколько раз отсидел. Но многие нижегородцы хорошо помнят те времена, когда их голоса действительно многое значили. Потом были разные периоды, разочарований и очарований, но все равно это не забыто. Убежден, что прямые выборы мэра Дзержинска в 2010 году и их результат, “городское лобби” в Нижнем Новгороде 2015 – 2017 годов, политические турбулентности в Арзамасе в 2015 – 2017 годах, все это как-то ментально связано с событиями 2001 – 2002 годов. Новый всплеск одного и того же явления пусть и в несколько уродливых формах. Кстати, Анатолий Мигунов в Арзамасе в 2000 году был избран мэром, находясь в оппозиции. Так что все крупные города Нижегородской области знают, что такое “власть народа”. В демократической Москве ничего подобного близко не было. В некоторых городах-миллионниках на выборах мэров побеждали оппозиционеры. Но такого, как у нас в 1998 – 2002 годах, практически нигде в России не было.

Мы были и в “красном поясе”, и одним из самых вольных и демократических регионов России. Таких субъектов Федерации было очень мало. Валерия Шанцева сюда прислали из-за единственного в истории России антигубернаторского бунта областного Законодательного собрания, который не удалось подавить. Шанцеву поставили задачу вывести Нижегородскую область из “красного пояса”, сформировать здесь “шанцевскую элиту” и сделать так, чтобы здесь голосовали, как везде. При этом, он должен был вывести регион из “середняков”, чтобы он был на четвертом месте после Москвы, Московской области и Санкт-Петербурга.

Сейчас действительно у нас официальные результаты голосования, как везде. Но они у всех сейчас примерно одинаковые. И что? Будут альтернативные выборы, и у нас окажутся совершенно другие результаты. И никому в голову не придет бредовая мысль, что у нас голосуют, как в среднем по стране. Выяснится, что у нас было, есть и будет многое уникально. Кстати, Шанцева сняли с должности досрочно не только из-за того, что при нем появилось уникальное “городское лобби”, но и из-за того, что мы оказались не так уж далеко от “середняков”.

Главная задача нынешнего губернатора Глеба Никитина вывести Нижегородскую область в лидеры, чтобы духу не было “середняческого” здесь. Он должен доделать то, что не получилось у Валерия Шанцева. То, что мы где-то в “серединке”, надо изживать. По доходам населения в середине, по зарплатам? Значит, несмотря на весь блеск и треск дела плохи. Нам нужны амбициозные проекты, которые вынесут нас в лидеры по всем показателям, в том числе по доходам. Мы должны стать “100% настоящей Россией” не типичной и “средней”, а продвинутой и лидирующей.

Предыдущая статья: Следующая статья:
 Подписка по E-mail
 Последние комментарии
Свежие записи
zanoza-nn.org © 2024 ·   Войти   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх