Итоги реформы

Что изменилось в ЗСНО?

6 мая 2022
3.60 / 5 (10 голосов)

Телеграм-каналы пишут, что опубликована новая структура аппарата Законодательного собрания Нижегородской области. Первое впечатление: неплохо порезвился руководитель аппарата Заксобрания Максим Ребров, имея карт-бланш от председателя Евгения Люлина. Проведена “оптимизация по-русски”: количество начальников управлений и отделов не уменьшилось. Зато свои люди при деле. Выходит, что внедрение технологий споткнулось?

В коридорах Заксобрания обычным было состояние покоя: одно пленарное заседание в месяц, несколько дней идут заседания комитетов. Всегда было впечатление, что аппарат там существовал комфортно и не напрягался. В добрые старые времена журналисты всегда могли пообщаться не только с депутатами, но и с аппаратчиками, получить интересную информацию. Но еще в прошлом созыве, во второе пришествие председателя Евгения Люлина, патриархальную тишину ЗСНО стали нарушать представители Корпоративного университета правительства Нижегородской области, Росатома, “Гринатома”, которые начали тестировать всех работников аппарата Заксобрания, оценивать трудозатраты, проводить тренинги. Официально говорилось, что это все для того, чтобы раскрыть потенциал, пересмотреть должностные обязанности, привить новые подходы к работе. Но в аппарате ЗС понимали, что грядут большие перемены. Другое дело, что они оказались столь радикальными, что все равно застали многих врасплох. Количество начальников увеличилось, по моим подсчетам, с 17 до 25. При этом многие работники среднего и низшего звена – примерно половина – выведены из состава госслужащих и стали работниками по найму. Видимо, это и даст декларируемую экономию средств.

Но для меня главным является другое. Считаю, что основа основ Заксобрания – это комитеты, их депутаты-председатели и аппараты. Усилена ли будет их роль после “ребровской реформы”? Вряд ли. У руководителя аппарата ЗС Максима Реброва теперь появился заместитель Дмитрий Степанов. Думаю, Степанов, как экс-руководитель аппарата комитета по госвласти и МСУ, станет курировать аппараты комитетов. А Ребров станет курировать все остальное. Таким образом, появляется лишняя “прокладка” для аппаратов комитетов. Вот есть депутат-председатель комитета. Он работает с руководителем аппарата комитета напрямую. Также есть заместители председателя ЗСНО, которые курируют комитеты. Ранее, при председателях Заксобрания Викторе Лунине и Евгении Лебедеве руководители аппаратов комитетов при острой необходимости могли выйти на высшего руководителя. Сейчас они будут общаться со Степановым. Хорошо, что он из недр Заксобрания, а то могли поставить кого-нибудь атомного. Но это означает резкое понижение роли руководителей аппаратов комитетов.

Аппарат теперь словно делится на две части: на “комитетских” (степановских) и на всех остальных (ребровских). Максим Ребров считает себя правой рукой председателя Евгения Люлина – вроде как его уровень не ниже, чем у заместителей председателя. Предположу, что он считается с мнением зампредов-выходцев из исполнительной власти, то есть с Дмитрием Красновым и Денисом Бакиевым. Ольгу Щетинину он может считать возможной альтернативой Евгению Люлину. 8 мая председателю ЗСНО исполнится 64 года, уже через год может возникнуть вопрос о его отставке. Щетинина – первый кандидат ему на замену. Партийный зампред Владислав Егоров от КПРФ, скорее всего, для Реброва вообще не авторитет. И Максим Ребров, похоже, пытался построить структуру аппарата под себя, чтобы ему было удобно работать, чтобы у председателя было больше помощников, но не для эффективного функционирования Заксобрания. Почти все ему удалось.

Наметившееся деление я бы назвал так: работяги из аппаратов комитетов и белая кость из ребровских управлений. Если это так, то мало кому захочется работать в аппаратах комитетов. Смотрите, что получается, на одном из частных примеров. Комитет по вопросам госвласти всегда считался ключевым. В некоторые периоды его курировал непосредственно спикер ЗСНО, а не кто-то из зампредов. До нынешнего председателя комитета Владимира Пакова несколько созывов его возглавлял Валерий Осокин. Сейчас в ЗСНО Осокина нет, аппарат комитета много лет возглавлял Дмитрий Степанов. Он теперь заместитель у Максима Реброва. Но Паков и новый руководитель аппарата комитета не имеют большого опыта. Не “провиснет” ли ключевой для ЗСНО комитет? Видимо, это сейчас никому не интересно. Ведь появилось управление цифровой трансформации и технологического развития. Это сейчас главный приоритет в Заксобрании.

Помимо перестановок старых кадров, появились и новые люди. Например, произошла замена начальника в отделе по взаимодействию со средствами массовой информации – пресс-службе. Ксения Тюрина стала очередным помощником председателя ЗСНО, ее заменила Елена Баластаева, которая работала в кадровой службе в Лысковской администрации, а в 2016 году стала главным редактором лысковской газеты “Приволжская правда”. Как известно, Евгений Люлин – выходец из Лысковского района. Возникает вопрос: что за цифровые трансформации произошли, что на работу опять набирают земляков?

Росатом, Гринатом, КУПНО по одной и той же технологии “оптимизируют” все: от заводов и колхозов до правительств и Заксобраний. Какие-то перемены в ЗСНО по-любому назрели. Но жизнь покажет, к чему приведут эти изменения.

Предыдущая статья: Следующая статья:
 Подписка по E-mail
 Последние комментарии
Свежие записи
Чем беднее, тем богаче
Чем беднее, тем богаче
1.82 / 5 (17 голосов)
Чтобы помнили
Чтобы помнили
1.45 / 5 (22 голосов)
Холодный май 22-го
Холодный май 22-го
1.63 / 5 (19 голосов)
Парк арендного периода
Парк арендного периода
2.05 / 5 (19 голосов)
Новая болевая точка
Новая болевая точка
2.36 / 5 (14 голосов)
zanoza-nn.org © 2022 ·   Войти   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх