Парламентский упадок

ЗСНО идет по следам нижегородской гордумы

16 ноября 2020
2.83 / 5 (18 голосов)

Если у нижегородского кремля в лице заместителя губернатора Андрея Гнеушева и министра внутренней политики Павла Карасева нет выработанной и реализуемой внутренней политики, то это не может не коснутся и Законодательного собрания Нижегородской области. Впрочем, их некомпетентность может быть и к месту, если есть линия на дальнейшее ослабление ЗСНО. Тогда сохранение нынешнего порядка формирования Заксобрания по схеме 25 одномандатников и 25 партийных списочников в масть.

Кто не слеп, тот видит, как Законодательное собрание Нижегородской области с каждым созывом становится все менее качественным по своему составу. Сегодняшнее Заксобрание демонстрирует самый низкий уровень за все время своего существования. Особенно после тех потерь, которые понес нынешний созыв. В этом можно убедиться, сопоставляя депутатский корпус различных созывов. Очевидно, что одна из причин данного явления, впрочем, не единственная, это схема 25 одномандатников и 25 списочников. Конечно, надо сохранить партийные списки, но не на нынешнем уровне в 50 процентов мандатов. Это явный перебор. Все-таки, ЗСНО – не политический орган, в отличии от Госдумы РФ. В этом можно убедиться по повесткам пленарных заседаний Заксобрания и по повесткам его комитетов. Там нет никаких политических вопросов и нет политических заявлений абсолютно. Исключение, когда федеральный центр требует одобрить пенсионную реформу или изменения в Конституцию. Когда депутаты Законодательных собраний регионов голосовали за вносимых президентом кандидатов в губернаторы, то партийность ЗСНО была объяснима. Сейчас – нет. Сегодня она только вредит. Например, когда коммунисты вносят вопрос о “детях войны”, а “Единая Россия” ищет любые поводы для того, чтобы отвергнуть эти предложения. Дело не только в том, что так называемая “партизация” по-российски с треском провалилась. А в Нижегородской области сейчас вообще объективно однопартийная система, где есть “старший брат” ЕР и “младшие братья” КПРФ, ЛДПР, СР, к которым “больший” относится по-разному. Нынешняя система создавалась под отсутствие прямых выборов губернаторов. И тогда партийное большинство в региональных парламентах имело для московского кремля огромное значение. А сейчас-то зачем этот лишний груз в таком объеме, когда телега и так еле двигается?

Понятно, что и оппозиции, и общественности не нравится изменение правил игры. Возникают подозрения в том, что это в интересах власти. Но в ЗСНО уже три созыва были по одним правилам, то есть около 15 лет этому статус-кво. За это время не раз поменялись правила игры в Госдуме РФ, в Думе Нижнего Новгорода. По выборам в Думу Нижнего Новгорода мы за это время видели схему 28 и 14, 35 и 12 и нынешнюю 35 и 0. А в Заксобрании ничего не меняется, и мы видим ухудшение качества “человеческого материала” там. Мы видим, что снижается интерес к деятельности Законодательного собрания Нижегородской области не только со стороны избирателей, но и со стороны потенциальных кандидатов.

Что дает фигурам-тяжеловесам депутатство? Практически ничего. Только риски. Да, проще доступ к губернатору, проход в региональное правительство. Но минусы уже перевешивают плюсы. Правоохранительная система, как мы видим, шерстит сделки депутатов в первую очередь. Также, в зоне особого внимания те, кто засылает в представительные органы своих людей. Этих людей сейчас окрестили “пользователями”, а их личных депутатов “андроидами”. На сегодня депутатство дает больше плюсов только представителям госструктур и в особенности “легковесам” – бюджетникам и бизнесменам, потерявшим былые позиции. Они даже на “андроидов” не тянут. И пользы от них вообще ноль. Зато можно трудоустроиться в ЗСНО на 5 лет и получать там хорошую зарплату. Это так называемое депутатство на постоянной основе. Таких просителей рабочих мест в Заксобрании становится все больше в депутатском корпусе. И кому это нужно? Только Гнеушеву и Карасеву?

Есть действующие депутаты со стажем, которые вошли во вкус. Есть “корпоративные клиенты”, типа руководитель ГЖД, за которыми закреплены места в ЗСНО. Есть те, кто хочет там сесть на зарплату. Но в целом, не так много сейчас желающих выложить 15 – 20 миллионов рублей на выборы в областной парламент, где больше шансов “залететь”, чем “взлететь”. Покинут Заксобрание ветераны, и там будет просто “пустыня”, практически полное отсутствие топ-депутатов, которые сопоставимы по компетентности с заместителями губернатора и министрами. Их и осталось-то единицы, а раньше было в разы больше. Из депутатов можно было когда-то составить вполне сильное региональное правительство.

Проблема не только в избытке депутатов-списочников, но и в недостатке депутатов-одномандатников для такой крупной области, как Нижегородская. Когда один депутат ЗСНО на несколько районов – это очень плохо. Что он для них пролоббирует? Когда территория избирательного округа проходит через половину области – это неправильно, когда почти весь малонаселенный север области укладывается в два избирательных округа – это абсурд. А округа в Нижнем Новгороде компактные. Совсем другой коленкор. Одно дело депутатский фонд на один район Нижнего Новгорода, другое дело такой же депутатский фонд на 3 – 4 сельских района, где проблем в разы больше. Неужели Гнеушев и Карасев этого не понимают?

На выборах в Госдуму сделали “лепестковую систему”, все в равных условиях. А тут что? Никто не лоббирует интересы удаленных районов. И через ЗСНО сейчас это сделать в разы труднее, чем это было раньше, когда одномандатных депутатов было больше в ЗСНО, то есть, 45, а не 25, когда, депутатами были главы городов и районов (тогда законодательство им позволяло быть областными депутатами), когда депутатов-местных было больше, а сейчас в основном это жители Нижнего Новгорода. Надо увеличить количество одномандатных округов именно для местных. В частности, для тех бывших глав муниципалитетов, кто имеет опыт и успехи в работе. Но это вряд ли получится. Дело в том, что кандидатов в депутаты ЗСНО не районы рекомендуют, а все это происходит централизованно. Главы районов при этом права голоса не имеют. По сути дела, это отсутствие представительства территорий. И Законодательное собрание никакое не областное, а кремлевское. Ладно бы существовала система, когда одномандатники-местные, а списочники-нижегородские. Так, нет. Идет “вымывание” местных и там, и там. Только ЗАТО Саров в этом плане держится. В силу специфики их статуса. А то бы и их “самобытность” сожрали кремлевские чудотворцы.

Почему Нижегородская область придерживается минимумов при формировании регионального Законодательного собрания? По федеральному законодательству, в Нижегородской области может быть областных депутатов от 45 до 110 единиц. У нас 50. А сколько в других крупных субъектах Федерации? В Госсовете Татарстана 100 депутатов, в Курултае Башкортостана возможный максимум в 110 человек. Могут сказать, что это национальные республики, а у нас область. Но в Новосибирской области 76 депутатов.

fingerlitleПочему бы и нам не выйти на эту цифру, чтобы каждый городской округ или район имели своего областного депутата-лоббиста интересов этой территории? Видимо, не интересно развивать область, как целое, так и в разрезе каждого муниципалитета.

Предыдущая статья: Следующая статья:
 Подписка по E-mail
 Последние комментарии
Свежие записи
Козлы в огороде. Часть 5
Козлы в огороде. Часть 5
2.20 / 5 (10 голосов)
Не сыпьте соль
Не сыпьте соль
2.73 / 5 (15 голосов)
Вспомнить всё
Вспомнить всё
2.79 / 5 (14 голосов)
Нет сил
Нет сил
3 / 5 (10 голосов)
Это война?
Это война?
2.40 / 5 (30 голосов)
zanoza-nn.org © 2020 ·   Войти   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх